Я думала назвать этот пост: «Война за писко как отражение противоречий латиноамериканской геополитики», но решила вас не пугать. Тем более, что речь здесь пойдёт не про политику, а про писко.

Что за писко такое?

Не смотря на некоторую неблагозвучность слова в русском языке, речь идёт не про писки, а про подвид агуардьенте (латиноамеринской водки) родом то-ли из Перу, то-ли из Чили (об этом дальше) под названием «писко» (с ударением на первый слог и четкой «о» на конце).

Писко делается из определённых сортов винограда, некоторые виды чилийского писко настаиваются в специальных бочках, которые придают ему особый янтарный цвет. В перуанском писко, как правило, 42º алкоголя, а чилийский, в основном, продается в вариациях 35º и 40º. Как вы уже догадались, бывает перуанский писко (центром производства которого является одноименный город Писко в департаменте Ика), а бывает чилийский (деревушка Писко-Эльки в Долине Эльки). И самым большим оскорблением для любого перуанца было бы подарить ему чилийский писко.

Знатоки говорят, что чилийский писко имеет более нейтральный вкус, а перуанский — особое фруктовое послевкусие. Я сама крепкий алкоголь не люблю, но в чилийском городе Писко-Эльки мне пришлось продегустировать чилийский писко во время экскурсии по артесанальной ферме. Меня угораздило выложить пару фотографий на тему, и тут же знакомые перуанцы начали меня отчитывать: «Ты же должна понимать, что писко — это национальный перуанский алкоголь, а в Чили делают обычный агуардьенте, и как ты могла не съездить в Писко, когда путешествовала по Перу?!»

О чем они конкретно спорят?

Чтобы было понятно, это как крымское шампанское или московский коньяк: речь идёт про такое законодательное понятие, как «деноминасьон» (denominación de origen), предполагающее, что продукт или напиток, в названии которого есть указание на конкретный регион, может изготавливаться только лицензированными производителями из этого региона. Точно так же, как «шампанским» может называться только игристое вино из области Шампань во Франции, «писко» может называться только агуардьенте из винограда, производимый в определенных регионах Перу и/или Чили.

Первым о своих правах на изготовление писко заявило Чили. Произошло это еще в 1931 году. Перу законодательно утвердило «деноминасьон» по производству писко только 60 лет спустя, в 1991-м.

Большинство историков признают, что писко изначально производился в Перу. В частности, наименование Писко фигурирует на картах страны начиная с XVI века. Тем не менее сложно определить, кому принадлежит идея создания напитка писко, во-первых, потому что «огненная вода» из винограда производилась в обеих странах, а во-вторых, из-за постоянных территориальных и административных изменений. И в Перу, и в Чили существуют подробные научные исследования, доказывающие что писко и самый известный коктейль на его основе писко сауэр (писко, в который добавляют сок лайма или лимона, сироп, лед, яичный белок и ангостуру) зародились именно у них.

Удачным образом суть конфликта описала чилийская писательница Исабель Альенде. В романе «Моя придуманная страна» она утверждает, что писко — национальный чилийский напиток, «чье название мы бесцеремонно украли у перуанского города Писко».

Почему это так важно

Писко — самая успешная «деноминасьон» в Южной Америке. Иными словами, это бренд, который приносит большие доходы. С момента утверждения «деноминасьон» на писко Перу активно пытается добиться эксклюзивного права на производство напитка.

В результате некоторые страны, такие как Израиль, Куба, Грузия, Боливия, Эквадор, признают только перуанский писко. Это значит, что напитки из Чили, на этикетке которых значится «писко», в этих государствах запрещены к продаже. Другие страны, например Япония, Турция, Австралия и Новая Зеландия, напротив, признают только чилийский писко.

Наконец, есть Канада, США, Китай, страны Европейского союза и некоторые другие участники рынка, которые признают право производить писко за обеими странами. В России данный вопрос на законодательном уровне не определен.

В 2006 году Лиссабонская система международной регистрации наименований мест происхождения отклонила запрос Перу на признание писко национальным перуанским напитком с эксклюзивным правом производства.

Откуда столько эмоций

Казалось бы, это всего лишь торговый спор между двумя соседними государствами. Почему же рядовые чилийцы и особенно перуанцы готовы с пеной у рта доказывать, что это они придумали писко и что именно их писко лучший?

Во-первых, не стоит недооценивать национальную гордость за любимый алкоголь под стать той, что мы испытываем по поводу водки. Писко, а также его производные: пискола (писко с кока-колой) и писко сауэр — любимые напитки, без которых не обходится ни одна вечеринка.

Во-вторых, торговый спор отражает напряженные отношения между двумя странами и кровавую историю этих отношений. Перу до сих пор помнит Тихоокеанскую войну конца XIX века, в ходе которой чилийская армия дошла до Лимы и учинила расправу над местными жителями, а страна потеряла большую часть южных территорий.

В-третьих, перуанцы считают чилийцев высокомерными и склонными наживаться на результатах чужого труда (писко тут — лишь один из примеров). Чилийцы, напротив, полагают, что перуанцы необразованные и ленивые. По правде говоря, у Чили по разным причинам сложились плохие отношения со всеми соседями, хотя большинство рядовых чилийцев — приятные, открытые и добрые люди.

Таким образом, торговый спор по поводу писко между Перу и Чили — отражение противоречий запутанной истории Латинской Америки. Каждый может решить для себя, какой писко — перуанский или чилийский — ему ближе. В конце концов, как отметил один мой знакомый, писко надо пить, а не спорить по поводу его происхождения.

Впервые опубликовано на сайте www.vokrugsveta.ru.

Подпишитесь на рассылку новостей Rusa Latina, чтобы следить за новостями блога!

«Огненная вода» раздора: спор за писко
Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *